viber: +34 665-316-499 ➜ Подробности здесь

► Оглавление сборника "Наши в Испании"

Русская красавица "на вынос"

8 марта 2000 года открылось невероятное продолжение одной давней истории.

23 февраля 1999 я получил странное поздравление от некоего Михаила с “мужским днем”. Далее в письме было:
“Николай, судя по указанному на Вашей персональной страничке возрасту, Вы должны помнить этот праздник под старинным названием: день Советской Армии и Военно-Морского Флота. И раз уж Вы все равно будете сегодня предаваться воспоминаниям, вспомните заодно, куда Вы “пристроили” мою невесту и Вашу бывшую землячку, с которой переписывались еще в прошлом году, в начале декабря 1998 года. Одно из Ваших писем датировано 8 декабря, днем Вашего рождения”.

Ранее дата моего рождения привлекала взгляд только любителей астрологии, которые приценивались чего ждать от Стрельца, иногда сведения вызывали интерес сотрудников компетентных органов, проверявших, не прохожу ли я по “спецучетам”. А тут что-то новенькое! Поднимаю почту за 8 декабря и действительно нахожу письмо от незнакомки, назвавшейся Анна. В нем была куча пустых вопросов типа “ну как там вообще, в Испании?”, ответов на которые я избегаю. Но было и еще кое-что:
“Можете ли Вы пристроить меня на заработки на полях? Или, лучше, познакомить меня с испанцем, который может прилично содержать верную подругу? Или, хотя бы, определить на подработку в приличном ночном клубе можете?”.


Ничего особенного. Такие письма приходят почти каждый день. Я ответил, как всегда, по порядку следования вопросов:
“Даже если бы рабочие места были (а их нелегко найти), то все равно с моей стороны было бы легкомысленным шагом поручиться Вам за “бронирование” работодателем должности для Вас на неопределенный срок, а ему за то, что Вы хотя бы реально существуете.
Для знакомства с испанцем рекомендую обратиться в “Афродиту”, доказавшую свою эффективность русско-испанскую службу знакомств в Интернете.
Далее. Если Вы ведете речь о работе в качестве исполнительницы какой то нормальной работы в ночном клубе, то такое трудоустройство ничем не отличается от обычного найма. Если же Вы имеете в виду работу по “древнейшей профессии”, то на этот момент не могу даже дать Вам адрес куда обратиться, такими знакомствами я не обзавелся. Хотя к подобного рода доходному занятию отношусь без предрассудков, полагая, что оно было, есть и будет после нас…”

Выражение “без предрассудков” и дало ревнивому жениху повод обрушиться на меня с подозрениями в сводничестве. Я вынужден был два дня оправдываться, а он продолжал нападать. Но потом он вдруг сменил гнев на милость и снизошел до позволения мне оказать ему помощь в розысках беглянки.

“История любви” в начале носила характер обычного служебного романа. Анна – красивая 23-летняя девушка. (Михаил, жених, позже переслал мне по e-mail ее снимок в купальнике “из ниток”). Она с отличием окончила техникум и получила запись в дипломе “бухгалтерский учет”, но, не найдя работу по специальности, по протекции мамы устроилась на работу секретаршей в исполком. Здесь она и познакомилась с Михаилом, мелким клерком. Сослуживец не был ее идеалом, но иногда, от скуки, она встречалась с ним и даже пару раз, от скуки, переспала…

А, может быть, от неутоленной жажды быть любимой? Ведь в искренней любви и преданности единственного на тот момент поклонника Анна ни минуты не сомневалась! Он не раз делал ей предложения: “Осчастливь меня, будь моей женой! Вся моя жизнь у твоих ног!” По e-mail он заваливал ее изображениями цветов и стихами. Она выслала ему тем же способом свою лучшую “смелую пляжную” фотографию. Мать говорила: “Выходи за Мишу, он тебе по гроб жизни предан будет, не то что твой блудливый папаша до сих пор каждый год женится”. Но Мишина жизнь под ногами Анне не виделась надежной жизненной опорой.

Зарплата была мизерной, да и ту задерживали. Кому, как не секретарше, надо модно одеваться! Но модная одежда в мире разошлась не по справедливости. Необразованным мешочницам-торгашкам да проституткам – все, а ей, умной красивой девочке – ничего.

И Анна, вопреки уговорам матери, подалась в “челноки”, да только затею эту она предприняла в неудачный момент, после августа 1998 года, и дело не пошло. Михаил через общих знакомых был в курсе ее дел, часто звонил, уговаривал вернуться на не денежную, но и не пыльную работу. С гарантией.

В канун празднования нового, 1999 года, Анна заявила, что через фирму по заграничному трудоустройству устраивается на три месяца официанткой в Испании. Не смотря на все разумные доводы матери и Михаила остаться дома, она была непреклонна.

В феврале 1999 года, через полтора месяца после отбытия Анны на заработки, ее мать обратилась к Михаилу с просьбой о помощи в продаже компьютера. Дочь, мол, по телефону из Испании сказала ей: “продавай, мама, скоро новый купим”. За работу, мол, ей платят хорошо и жить там просто здорово! А мать даже не знала, сколько за старое “железо” просить.

Перед отъездом будущая испанская официантка предусмотрительно удалила всю входящую и исходящую переписку, но… папку “удаленные” впопыхах очистить забыла. Так Михаил нечаянно наткнулся на страшную тайну Анны. Анны, которую он любил больше жизни.

- Я покупаю Ваш компьютер, - сказал кандидат в зятья, - заплачу Вам столько, сколько Вы за него отдали, когда был новый.

- Что ты Мишенька…

- С деньгами придется подождать пару дней, а забрать я хотел бы сегодня, прямо сейчас. Поверите мне? В смысле денег?

- Ну конечно!

Поначалу у Михаила в голове была полная каша. Но для спасительных сомнений в открывшейся правде оставалось все меньше места. Во входящих письмах он наткнулся на фразу некой Эллы:

“Какое там “затарахают”! Да тут в основном со стариками немощными приходится работать. Одно название что “трахаться”, погладишь его, пошоркаешь немного и он “приплыл”! Если нормальный крепкий мужик попадется, только рада будешь!”

Ответ Анны “добил” жениха:

“Меня не надо уговаривать, я настроилась не на курорт, а на заработки, пока кто-то готов нормально платить за мои прелести. Ты мне лучше скажи, сколько максимально мужиков в день можно обслужить и сколько платит каждый? Все одинаково? Без презервативов дороже?”

Ваш покорный слуга оказался тогда, 23 февраля 1999 года объектом нападок обезумевшего от ревности Михаила только потому, что направленные неудачливым женихом в адрес сводницы Эллы письма возвращались:
Mail Delivery Subsystem
----- The following addresses had permanent fatal errors -----

Как мог, я успокаивал несчастного влюбленного, посылая ему письма каждый день. Более того, во время мирного этапа этой переписки по обрывкам сведений, выуженным Михаилом у матери Анны, и по таким мелочам, как дата и время рейса вылета (влюбленный рыцарь сам провожал невесту на самолет), мы точно установили, в какое злачное место родины Донжуана должна была залететь русская ночная бабочка. И я поехал…

Найти ее и опознать по той самой, “смелой пляжной” фотографии, не составило труда. Самым трудным для меня в этой истории оказалось, сидя с нетронутым бокалом шампанского за стойкой бара, под присмотром “мадам”, ответить Анне на ее простой вопрос.

- Если Вы не собираетесь заняться со мной сексом, то зачем Вы меня искали, чего Вы от меня хотите? – взволнованным, но ровным голосом спросила моя собеседница.

И в самом деле, чего? Я не знал что сказать. Много раз жизнь меня убеждала, что в подобных случаях, когда нет заранее подготовленной легенды, и знаешь что врать, лучше говорить правду. И я выложил ей все начистоту: про неочищенную папку “удаленные” в ее компьютере и про намерение Михаила лично отправиться в погоню за своей невестой.

- Так что мне сказать Михаилу? – в заключение своих откровений спросил я. Настал черед Анны задуматься. Для нее было настоящим ударом, что ее секрет, страшная тайна из разряда тех, что женщины предпочитают скрывать вечно и уносить с собой в могилу, вдруг раскрылась.

- Скажите ему, что не нашли меня.

- Он сам приедет...

- А Вы можете сказать ему, что я работаю официанткой?

- И все? Без подробностей? Привет передать? – во взгляде Анны была такая настороженность и надежда, которых я никогда не забуду.

- Поверьте, - продолжил я, - я сейчас очень жалею, что впутался в эту историю. Мое единственное желание – выпутаться из нее, никому не навредив, не сломав ничьей судьбы. Я передам Михаилу все, что вы скажете. Тем более, что доказательств Вашей занятости секс-услугами у меня и в самом деле нет, - ни свидетелей, ни cнимков.

Если б вы видели, какой чистотой и искренностью засветился ее взгляд! Передо мной была не пойманная за руку валютная проститутка, а победительница школьной поэтической олимпиады.

- Знаете, что! Передайте ему от меня, что я живу в отдельной квартире с подругой Надей. Что работать приходится много, но зарабатываю я очень хорошо, до 2500 долларов в месяц чистыми.

- Что значит "чистыми"? Так обычно называют сумму за вычетом налогов. Вы легально числитесь как... Ну, в общем, я хочу спросить: Вы и налоги платите?

- Нет, "чистыми" в данном случае значит "к выплате на руки". За вычетом той половины, что отдаем хозяйке за квартиру, питание, одежду и прочее. Так сказать, за вычетом "прямых затрат", раз уж мы заговорили на языке экономических терминов. Я ведь по специальности бухгалтер!

Скажите, Мише, что хозяйка к нам относится заботливо, даже сопровождает в магазины, ведь мы почти не говорим по-испански.

- А как же официантка без знания языка? – сам собой вырвался у меня вопрос.

- Все очень просто: заказы принимает сама хозяйка а мы только подаем-подносим и посуду убираем. Меню, конечно, пришлось выучить наизусть, но это было не так уж трудно. “Вино”, “бренди”, “коктейль” и многие другие слова совпадают!

- И Вы только сейчас, сходу все это придумали?

- Что Вы! Я маме все это давно по телефону рассказываю. А главное - все это чистейшая правда, кроме… - она замялась и даже покраснела. Нет. Насчет “покраснела” мне, должно быть, показалось.

- А как быть с письмами в компьютере?

- Не знаю… Вы ведь и не должны были спрашивать меня про письма? Ничего пока не говорите, а я что-то придумаю и позвоню Мише сама. Ладно?

На прощание она деловито, будто говорила о спичках, спросила:
- Может быть Вас все-таки обслужить? За мой счет. А то хозяйке не понравится, что не я сумела клиента “обработать”.
- Нет, спасибо. Вы уж с хозяйкой как-нибудь сами разберитесь.

Домой я мчался, пришпоривая своего Опеля настолько, насколько позволяли попутные машины, будто за мной гнались чужие проблемы. Скорость приносила облегчение, освежала мысли.

Михаил не поверил ни одному переданному мной слову его возлюбленной и обиженно написал, что приедет сам. На этом переписка с ним прекратилась и я начал было думать, что навсегда разделался с героями “служебного романа” из города моего далекого прошлого.

Но случилось иначе.
8 марта 2000 года мне позвонил Михаил. Ранее я никогда не слышал его, - мы только переписывались, но я сразу догадался о принадлежности высокого, почти женского голоса, едва услышав первую фразу:

- Я как-то раз поздравлял Вас с днем Советской Армии. Вы припоминаете прошлый год? И прошлый век?

- К
ак можно забыть! – во мне в один миг проснулось пережитое тогда гнусное чувство, - а теперь Вы решили поздравить меня не с “мужским днем”, а с женским? Это надо понимать как оскорбление?

М
не, подобно уличному забияке, хотелось прицепиться к какой-нибудь мелочи и поссориться навсегда с телефонным собеседником. Даже набить ему морду… за что-нибудь.

- Ч
то-Вы – что Вы! – примирительно сказал мой давний корреспондент, - У меня к Вам серьезное дело, точнее, выгодное предложение. Можно я к Вам сейчас подъеду? Я как раз проезжаю мимо Торревьехи.

– П
ростите, но я обещал провести весь праздничный день в семье. К тому же у нас скоро будут гости. О серьезной встрече лучше было бы договориться заранее и запланировать ее на будний день

Я
уклонялся от встречи, надеясь, что “серьезное дело” - не более, чем обычное преувеличение. Мне не хотелось даже мысленно возвращаться к возне в чужой грязи и чужой лжи.

- Э
то верно, - добродушно продолжал Михаил, - Ну, тогда называйте день и час, - я подъеду в любое выбранное Вами место в любое время. Кстати, я буду не один, а с Анной, моей женой.

- Т
ой самой Анной, которая… которую мы с Вами разыскивали?

- С
той самой, которую мы разыскали. У нас с ней теперь свое заведение в Испании. Большой ночной клуб, хорошенькие девушки…

В
стреча состоялась в понедельник - “день тяжелый”, 13 марта, когда безоблачное на протяжении всего предыдущего месяца небо Испании вдруг заволокло темными тяжелыми тучами. Мне было немного не по себе, - то ли перепад атмосферного давления сказался, то ли трудно объяснимое волнение, похожее на чувство вины перед “романтической” парой.

Г
оворил в основном Михаил. На вид он оказался полулысым шатеном, хлипкого телосложения, с цепким взглядом. Этот возбужденный, почти воспаленный взгляд контрастировал со спокойным деловым тоном, которым излагал свой проект мой визави, облаченный в дорогие “тряпки”. Внимательный улыбчивый взгляд его супруги говорил о полном согласии с высказываниями мужа. Она только изредка вставляла замечания типа:

- М
ишенька, наверное, правильней будет сказать, что не весь клуб наш, а только 67 процентов акций.”

- Д
а, спасибо, - вежливо благодарит муж, - еще точнее было бы сказать, что это 8 акций из 12, но суть не в этом, а в том, что мы хотим наладить свой способ найма русских барышень для интимных услуг. (Он так и сказал: “барышень”- Н.К.). Русские красавицы во всем мире большим спросом пользуются, особенно рослые блондинки, хоть и крашенные. Самый плюгавый немец или испаней норовит с рослой моделью "поиграться"… Хоть на сантиметры предлагай! И "на вынос!", - я впервые увидел улыбку Михаила. Нормальная улыбка. Между тем, он продолжал:

П
редставляете? Через сайт “Русская Испания” в Интернете мы с Вами честно сообщаем условия работы и приглашаем! Отличная идея? Этот ваш сайт, конечно, не раскручен, но очень интересен для тех кто интересуется Испанией. “Испанолюбы” его почитывают.

- Б
оюсь, что это неудачная идея, - ответил я, - Скорее всего, мы не возьмемся за участие в вербовке проституток. Наша задача – помощь соотечественникам в процессе иммиграции и адаптации.

- В
ы окажете соотечественницам неоценимую услугу, если расскажете им правду о том, как здесь платят за пользование “напрокат” их телом. Ведь многие приезжают “путанить”, не имея представления о том, что существуют не только престижные заведения, в которые стремится попасть каждая из начинающих секс-туристок, но и дешевые бордели. Дешевых гораздо больше.

- И
грязные притоны для голытьбы бывают, - дополняет Анна речь своего супруга, - бывают и “уличные”. О девушках там никто не заботится, “коты” используют их и выбрасывают.

- В
ы хотите сказать, что в тех заведениях, которые Вы называете приличными…

- …Я
сказал “престижными”, - перебил меня Михаил и, не дожидаясь окончания вопроса, ответил на него заранее заготовленной фразой, - И утверждаю, что в этих заведениях заботятся о своем престиже. Туда не берут вульгарных потаскух, а принимают на работу только…

- …б
арышень дворянского происхождения с дипломом Гарварда, – перехватил я инициативу, чтобы продолжить прерванный вопрос, - Я хотел Вас спросить: в чем заключается забота о девушках? Их обучают хорошим манерам и в постель подают только завтрак? Не отнимают “честный” заработок?

- И
менно об этом я и хотел Вам рассказать, чтобы Вы дали рекламу в Интернете. Интернет - самое подходящее средство для подобных полу-анонимных трудовых соглашений!

Б
еседа наша шла тяжело, он перебивал меня, чтобы рассказать, как хорошо живется девушкам в его заведении. Я отклонял его рекламные ток–клипы и говорил о социальной стороне секс-туризма. В итоге каждый остался при своем, но компромисс все-таки был найден:

Я:
а) рассказываю его историю без изменения имен, но не называя фамилий, чтобы не травмировать родителей. События описываю и оцениваю так, как я их увидел.

О
н: а) не претендует на правку текста.

Я:
б) обязуюсь сказать о том, что его заведение существует, но не даю ни его рекламы, ни его координат, ни даже названия. Обязуюсь пересылать ему для дачи ответа адресованные ему или Анне отклики по опубликованному материалу.

О
н: б) обязуется не давать ответов от имени “Русской Испании”, а писать письма только от своего имени. Обязуется не заниматься вербовкой читательниц.

К
огда точки над “i” в устном соглашении были уже расставлены, Михаил, недовольный неудачными переговорами, умолк и мрачно опустил голову, будто рассматривая свой кофе. Его планы широкой рекламы заведения в Русско-Испанском Интернете на этот раз не оправдались. Только Анна была по-прежнему улыбчива. Она и рассказала мне ту часть “служебного романа” которая осталась между прошлой и нынешней встречами:

- Миша не поверил в нашу с Вами историю с работой официанткой и сам примчался в Испанию, чтобы учинить мне скандал. Его забрали в полицию, но по моей просьбе хозяйка заведения, мадам, вытащила его оттуда. Тогда он пришел ко мне в качестве клиента, то есть, чтобы я его обслужила… - (Анна говорила, не переставая улыбаться, но не по-детски, как в прошлый раз, а как бы с вызовом), - На следующий день опять пришел, и так было, пока у него не кончились деньги. Потом истек срок его визы, и я за свой счет снимала ему квартиру, покупала ему продукты. Когда трехмесячное соглашение с мадам закончилось, я за свой счет купила ему и себе обратные билеты.

Во-первых, мне было жалко его. Он ведь и на работу из-за меня вовремя не вышел, - его уволили. Во-вторых, я надеялась его уговорить, чтобы он никому дома не рассказал про мою “трудовую вахту”. Он, конечно, пообещал, но я все равно старалась держаться поближе к источнику опасности. Интимные отношения между нами сохранились и даже стали жарче прежних.

Когда пилот объявил о том, что самолет совершает посадку в Шереметьево-2, Миша объявил мне о неизменности своего намерения взять меня в жены. Для меня это было спасением! Какой муж станет обнародовать такое о собственной жене!? Я тут же согласилась и вскоре мы, на радость моей маме, справили свадьбу. У меня была чудесная пышная-пышная, белая-белая фата.

Свадьба, медовый месяц, все покупки и затраты – за счет моих испанских заработков. Я видела, как Миша страдает из-за того, что не может содержать семью, но когда деньги начали подходить к концу, а в России нам обоим “не светили” никакие заработки, мне не оставалось ничего, кроме как собраться с духом и предложить Мише повторение моей “испанской вахты”.

Он будто бы ждал этого. И говорит мне: “слушай, давай мы найдем еще пару девушек и привезем прямо к мадам. Она должна будет нам заплатить комиссионные?”

Так и сделали. Сначала Миша предлагал меня и девушек в разные приличные заведения. Когда у девушек есть покровитель, с ними всегда хорошо обращаются. Так и начались наши совместные заработки: он “поставляет” нас, мы торгуем. Сейчас я с клиентами почти не работаю, только с двумя постоянными. Один бесплатный – из полиции, а другой просто чудак – влюбился в меня. Миша “перегорел” и спокойно к этому относится. В конце концов, это ведь наш семейный бизнес!

Ну, а про покупку акций клуба Вы уже знаете. Нам сейчас иногда не хватает только хорошеньких русских девушек, или полячек. Они всегда в хорошей цене. А многим, поверьте мне, очень многим молодым женщинам не хватает нашего клуба, чтобы поправить личный или даже семейный бюджет. Ничего особенного, это всего лишь работа, массаж…


П
ервое послесловие (15/03/2000).

В первый же день после опубликования этого материала на сайте “Русская Испания” мне пришло электронное письмо. Оно начиналось так:
“Я прочитала Ваш очерк “Русская красавица на вынос". Мне хотелось бы лично познакомиться с необычной супружеской парой…”, - и т.д.

П
одпись: “Сергей”.
Получите и Вы свой бесплатный (и анонимный Н.К.) электронный адрес на
http://Mail.ru

Все равно, что "доброжелатель", - анонимность гарантирована! Как договорились, письмо я переслал Мише. Я всегда держу данное слово, это мое амплуа, мой "бзик".

Интересно, что этой самой “Сергею” ответит хозяин заведения? Надеюсь, не станет вербовать. А, может, права была Анна, - многие русские красавицы сами только и мечатют завербоваться "на вынос"?

Из Испании, 14 марта 2000 года
До скорой встречи в мировой сети Интернет!
Н. Кузнецов.


► Оглавление сборника "Наши в Испании"



  costagarant.ru costagarant.ru