viber: +34 665-316-499 ➜ Подробности здесь

► Оглавление сборника "Наши в Испании"

Испанский замуж №2, "Кто плохо лежит"

ПРОДОЛЖЕНИЕ: Часть вторая, "Кто плохо лежит"

Часть первая: "Восхождение на Пик Испания"
Часть вторая: "Кто плохо лежит"
Часть третья: "Еж - птица гордая"
Часть четвертая: "Упала сама по себе"

Преобладание непривычных двухэтажных зданий с “карликовыми” квартирами, непривычная полуголая желтоватая почва со скудной растительностью, чужой язык и вообще все чужое произвело лишь кратковременное впечатление на полтавчанина, хотя Сергей впервые оказался на Средиземноморском побережье. Его мысли теперь были заняты не архитектурой и не климатическими особенностями, а разгадкой планов хозяев. Время трудяги - администратора целиком поглощалось исполнением не до конца понятного ему чужого замысла. Внешне все вроде бы было понятно и вполне добропорядочно. Но именно это и смущало.
Накрепко усвоенные экономические истины “от трудов праведных на наживешь палат каменных” и “от уплаты налогов не разбогатеешь” не вязались с его ближайшими вполне приличными задачами и большими до неприличия затратами, которые планомерно несла компания: одной только переводчице – украинке Вере, которая время от времени сопровождала Сергея, приходилось платить 600 долларов в месяц. Да ладно бы хоть переводчица была опытная, а то по-испански она говорит так себе, скорее хорошо объясняется на бытовом уровне. Правда, испанцы рассыпаются перед ней мелким бесом, улыбаются, непрерывно говорят комплименты и приглашают на ужин.


Вера при случае и познакомила меня, автора этих строк, с Сергеем. В то время мы оба были ограничены в выборе мужского круга общения и стали поддерживать знакомство, говорить о делах и безделицах за “рюмкой чая”. Нередко его спутницей была Вера.


Не смотря на некоторую полноту, умело скрываемую свободными темными блузками и цветастыми футболками, Вера выигрывает внешне на фоне “средней” местной женщины и притягивает мужские взгляды. Главный рецепт привлекательности этой естественной, коротко остриженной блондинки заключается в лучащейся уверенности: “мужчины интересуются мной”. Под воздействием таких лучей и не хочешь, а заинтересуешься.
Не секрет, что привлекать внимание мужчин - подсознательное стремление каждой женщины. На Родине Донжуана и Кармен, как нигде в мире, это природное женское стремление удовлетворяется испанскими кабальеро всех возрастов с ураганной силой. Наших соотечественниц это опьяняет, они начинают держаться как звезды Голливуда в сиянии фотовспышек. Чему удивляться, ведь у нас на Родине далеко не везде принято говорить барышням комплименты и тем более беспрерывно распространяться о любви. Лично я не могу похвастаться, что всю жизнь отличался особым воздержанием по женской части, но только трижды за 47 прожитых лет я сказал “люблю тебя!”, два раза из них я женился…


Заявить о симпатии к женщине, признаться ей в любви, предложить руку и сердце с обещанием подарить дворец и вообще обеспечить материально на всю оставшуюся жизнь, а также более изощренные и утонченные проявления особого интереса к собеседнице, - элемент испанской культуры мужского поведения. Испанец не врет женщинам, он говорит чистую правду, но очень-очень сильно преувеличенную. Если быть точным, то это даже не преувеличение, а своего рода тренинг, постоянно действующий конкурс на проявление мужской галантности. Испанец может высказать подобные признания и обещания несколько раз в день разным женщинам, ничуть не покривив душой. Наши Маши с трудом привыкают адекватно воспринимать обыденные комплименты, ведь многим из них на Родине приходилось угадывать признаки мужского внимания по ненадежным маячкам: “три раза посмотрел”, “дважды пригласил танцевать".


К тому времени дважды разведенная Вера сорока с лишним лет от роду устала браться за всех, "кто плохо лежит", устала от бесперспективности мимолетных романов. На поверку все испанские охотники на нее, наохотившись, включая бывшего мужа-испанца, начинали говорить все больше о проблемах и все меньше о любви. Сергей, находясь вдали от украинской подруги, был не против скрасить свое мужское одиночество связью с Верой. Он недвусмысленно шутил на амурные темы по поводу и без повода. Она, в силу обретенной “голливудской” привычки, напропалую одаривала его взглядами, полными обещания, пьянящими улыбками.


Надя, 22-летняя красавица дочь переводчицы от первого мужа - грузина, прожившая в Испании уже 5 лет, смотрела на мать как на несмышленыша, втолковывала ей, что надо не уши для любви развешивать и глупо кокетничать, а серьезно выбирать человека обеспеченного, с намерениями на долгий брачный союз. Молодая да ранняя, она твердо знала, что следовало бы в первую очередь разобраться, насколько новый ухажер состоятелен и щедр. Мать удивлялась наивности дочери: неужели не понятно, что выбирать можно только из тех, кому ты смогла понравиться.
Надя действительно не знала, что такое "не понравиться мужчине". Если бы в Испании потребовалась актриса на роль сердцеедки Кармен, я выбрал бы не коренную испанку, а нашу юную украинку с кавказской кровью. Легкие движения гибкого стана, милая улыбка на головокружительно красивом лице, сияющий взгляд умных глаз. Она не жила, а забавлялась своим очарованием, смотрясь в мужские глаза как в зеркало.

Анекдот на текущую тему:
Папочка, как ловят сумасшедших?
- Очень просто, сынок. С помощью пудры, красивых платьев и милых улыбок.

Курортная атмосфера Средиземноморья сказалась на Сергее адекватно: у него расправились орлиные крылья. Сблизившись с Верой, он наметил ее дочь Надю следующим объектом. На мое предостерегающее замечание "у тебя к этой девочке душа не лежит - стоит!" он хищнически ухмыльнулся, ничего не сказав.
Молодая практичная Надя ничего не говорила матери и упорно делала вид, что не замечает “разведку” со стороны маминого поклонника, но и не пресекала ее, имея смутные намерения на случай, если этот с виду обеспеченный дядька выскользнет из рук матери. Намного старше ее? Для жизни это чепуха! Для Нади многое в жизни было чепухой, с которой недавно научилась справляться с помощью… марихуаны. Мать об этой слабости дочурки не догадывалась, - юная хитрюга умело выкручивалась.

Тем временем Сергей устроился жить в Торревьехе, в доме, принадлежащем сокурснику. Его не терзала зависть при виде богатенького убранства дома и при прикидочной оценке его стоимости. Скорее наоборот, войдя в этот дом, он окунулся в новый, доселе незнакомый ему мир, исполненный надежд на немалую долю в многообещающем международном бизнесе, на реальное наполнение дутого авторитета у красивых женщин. Все проблемы в реализации плана харьковских хозяев тогда казались временными затяжками и неувязками.


Свою Наташу наш официальный холостяк вспоминал, факт ее существования от Веры с Надей не скрывал. Однако, воспоминания об оставшейся в одиночестве подруге, которую хозяева связали с Сергеем крепкими экономическими узами, вызывали у него неприятные ощущения, граничащие с тревогой. На тот момент их больше ничто не объединяло.
Разговоры с ней по IP - телефону сводились к быту, деньгам, вещам и прочим отнюдь не любовным темам. Только на прощание он сухо говорил ей несколько дежурных слов “скучаю, целую, когда увидимся…”. Окончание разговора приносило ему облегчение.
Анекдот на текущую тему:
Самое плохое для женщины - когда она одинока и некрасива.
Самое плохое для мужчины - когда он красив и не одинок.


Когда Наташа впервые приехала в Испанию к Сергею в начале 2001 года, он был в отъезде по делам фирмы. По его просьбе я встретил ее в аэропорту Аликанте. За 40 минут дороги мы вежливо обменялись парой фраз о чартерном рейсе, о погоде и, кажется, больше ни о чем. Поболтать о том о сем не получилось. Я не придал этому значения, потому что сам не отношусь к тем, с кем можно почесать язык на отвлеченные темы. Так мы познакомились.


С приездом подруги Сергея наши с ним встречи стали эпизодическими.


Мне трудно поверить, что Вера с дальним прицелом накануне приезда Наташи познакомила Сергея с обходительным бездельником Хосе, который жил за счет обеспеченного отца и делал вид, что работает в его юридической конторе. Главным смыслом жизни живчика - брюнета неопределенного возраста была marcha, то есть ночные гулянки с развлечениями в женском обществе. Хосе не столько говорил с Сергеем о деле, которое было поводом для встречи в баре, сколько развлекался игрой в обучение заезжего “русского недотепы” испанскому языку. Научил его здороваться, прощаться, заказывать в баре напитки и просить у официанта счет. Ученик, объясняясь с учителем “на пальцах” и с помощью скудных англоязычных познаний, возомнил, что понимает испанский язык. Вера вмешивалась в беседу только когда к ней обращались.


Все слабые попытки представителя украинских деловых кругов свести разговор на конкретные деловые темы натыкались на живой интерес собеседника, за которым неизбежно следовало традиционное испанское “маняна” (завтра).


После приезда Наташи Вера организовала очередную деловую встречу с Хосе в загородном ресторане за счет компании.
Пару слов о ресторане. Вдоль стен стояли специальные фигурные стеллажи для винных бутылок, запыленных с целью демонстрации выдержки вина. Над ними висели белесые вяленые окорока (jamon, читается: хамон). Стулья в стиле рыцарских окружали покрытый накрахмаленной белой скатертью стол, на который улыбчивый смуглый официант в строгой белой рубашке, черных брюках и черных ботинках не скоро принес неподъемные ароматные “рыцарские” порции жаренного на углях мяса “a la plancha”.

Словом, атмосфера располагала, шептала "расслабься"… Наташу не испугало неприкрытое ухаживание Хосе, который пустился давать очередной иностранке игривый урок испанского языка. Она со сдержанной благодарностью улыбалась ему. Еще меньше значения гипертрофированной обходительности испанского гуляки придал Сергей, ему даже льстило внимание делового собеседника к спутнице. Вера тем временем заговорила о деле с тем, кто из четверых не был занят игривым уроком.


На беседу о деле Сергей все же вышел, но Хосе снова утопил все поползновения украинского предпринимателя в очередном “маняна”. Зато настроение у Идеальной Пары было превосходным.


Наталка с не регистрированным мужем не раз была с в компаниях, где царила атмосфера легкого флирта, шутливых симпатий к чужим мужьям и женам, но проявления ее ревности никогда не выходили за рамки выговора всему мужскому полу во врожденной неверности и склонности к полигамии.


На следующее утро Наталья “спустила с цепи” свою ревность, чтобы заглушить женский синдром дефицита внимания, который обострился под влиянием вчерашней беспардонной лести Хосе, привычного магнетизма его раздевающего взгляда. Под влиянием таинственного намека в его голосе, когда он давал ей номер своего телефона “на случай экстренной необходимости в юридической помощи”.
Наталку уже после традиционного прощального поцелуя с этим мужчиной “подмывало” набрать номер, руки сами собой тянулись к телефону. Но никакой экстренной необходимости у нее не было. Первым, что утром она сказала Сергею, не отрывая головы от подушки, было:

- Ты опять едешь к Вере? – с упреком в голосе. Если бы тот ответил: “Родная, знала бы ты, как я не хочу расставаться с тобой ни на минуту!”, от приступа дефицита внимания не осталось бы и следа.

Но Сергей вместо любовной рулады съязвил:

- Прости, что завтрак в постель не подаю и в ресторан не приглашаю. Кофе на плите пока горячий, пиццу разогреешь в микроволновке. Мне пора к Хосе, с утра уже наступило то, что вчера было “маняна”, - он взял черный кейс, мимоходом холодно чмокнул подругу во взъерошенный затылок и пошел к двери.

- Так ты к Вере едешь? – не унималась Наталья, - Меня не приглашаешь, специально встал пораньше, чтобы не увязалась за вами. Если понадобится место для делового совокупления, предупреди, я пойду погулять.

- Что за муха тебя укусила? Если хочешь, поехали с нами. Не знаю что тебе там делать, у нас с Хосе исключительно деловая встреча, ты же знаешь.

- А мне одной что прикажешь в четырех стенах делать?

- Ну, стен здесь, положим, намного больше. Сад, кухня. Обед приготовь…

- Правильно. А ты на Вере выложишься и придешь ко мне подкрепиться.

- Ладно, собирайся. На душ, одевание и макияж у тебя не более 5 минут, - примирительным тоном сказал Сергей, но приступ у Наталки не проходил:

- Нет уж, спасибо. Целуйся с ней без меня. Только заразу не подхвати.

- Наташа, мне и в самом деле пора ехать, поговорим потом, - он вышел за дверь, постоял секунду в задумчивости и пошел к Ситроену, купленному харьковской фирмой для испанских поездок.
Продолжения перебранки, к счастью, на этот раз не было.

Первый испанский скандал между нашими героями разразился в апреле, когда Наташа в очередной раз затеяла с ним разговор о внесении определенности в их семейные отношения. Определенность представлялась ей не иначе, как совместная жизнь в Испании, куда они заберут ее сына, она будет работать. Откладывать иммиграцию она собиралась.
Друг решительной претендентки на скорый переезд в Испанию не разделял такой спешки. Его доводы были убийственно логичны и обоснованы:

- А у тебя или у меня есть резиденция с правом на работу?

- Можно подумать, она есть у всех, кто здесь работает… - парировала Наташа.

- Да пойми ты, что положение нелегалов не имеет ничего общего с определенностью, которую ты ищешь. До тех пор, пока не будет вида на жительство, ребенка лучше не срывать в Испанию. А вдруг с легализацией откажут и придется возвращаться? Он на этой нашей попытке потеряет целый учебный год, а, может быть, и не один.

- Но ведь работать ты без этой самой резиденции как-то собирался!

- Это не одно и то же. Меня внесли в состав учредителей предприятия с долей в уставном капитале и прибылях, поэтому я смогу рано или поздно получить мультивизу и по крайней мере бывать в Испании наездами, а жить в Харькове. Квартира у нас теперь есть.

- Не у нас, а у меня… Мы не зарегистрированы, - раздраженно бросила Наталка, понимая свое бессилие против доводов жениха и умолкла, искоса глядя на его реакцию.

Если бы она была мужчиной, я бы знал, что она обдумывала новый аргумент. Но она – женщина, поэтому не берусь угадать что было в ее мыслях, были ли вообще в тот момент мысли или только эмоции. Зато с большой долей вероятности могу сказать что думал Сергей, когда молча наливал водку в чайную чашку, залпом пил ее, закусывал чем подвернулось. Он понял, что поставленный сокурсником экономический капкан по имени Наташа, вопреки логике, сработал сам по себе.

Он осмысливал новый поворот экономических отношений с Наташей. Потом, не глядя на нее, наконец-то отреагировал:

- Вот как ты решила заговорить!... И кто же это тебя подучил? Хозяева? Не-ет, сама додумалась! Хозяева тебя на участок сборки поставили, твой переезд им нужен, как телеге пятое колесо.

- Откуда ты знаешь, что твоим хозяевам от меня нужно?! Думаешь они позаботятся о тебе, когда ты им не угодишь, или когда узнают о твоих “бесхозных” операциях? – продолжала бессмысленно “кусаться” она.

- Ну, и что же им от тебя нужно? Ласки? Для этого меня сослали черт знает куда? И кто же это хозяевам на ушко ласково нашепчет про меня? Может быть, ты заложишь? Не забудь добавить, для кого я старался!

Последние упреки сорвались у Наталки как-то сами собой. К чему сейчас рассуждать, мол, лучше бы ей было промолчать? С этого момента не состоявшийся разговор перед временным расставанием состоялся как прощальная ссора. Уязвленный Сергей припомнил ей измену бывшему мужу и с ним самим, и с полтавским директором, потом обобщил все это. Не будем уточнять как в русской и украинской разговорной речи называется неверная женщина… Упрекнул в шантаже. Она попрекнула его переводчицей Верой, ее дочкой Надей и вообще…

Наташа сквозь слезы слышала, как снова хлопнула дверь хозяйского дома, потом калитка, за ней дверь Ситроена, и завизжали, срываясь с места, колеса.
В этот момент ей почудилось, что она услышала, точнее почти реально ощутила, как дали трещину их отношения. Во всяком случае, что-то треснувшее внутри не оставляло сомнений: Сергей ее не любит. Она залилась слезами жалости к себе и своей нескладной женской судьбе. Ведь ей нужна была только любовь достойного мужчины, ради которой она на все пошла. И чего добилась? Переезда из Полтавы в Харьков? Неужели у нее уже никогда не будет красивой жизни с надежным, любящим покровителем?
Анекдот на текущую тему:
Молодая женщина приходит к ворожее:
- Пять лет назад я была у вас, - говорит она, - и вы мне предсказали, что у меня будет муж и пятеро детей.
- Hу и что?
- Так оно и есть, у меня пятеро детей.
- Прекрасно!
- Теперь я пришла узнать, когда у меня будет муж.

Посмотрев на часы, она сбросила “сопливое” состояние, утерла слезы и, воспользовавшись телефоном хозяев и знакомством неверного жениха, позвонила мне. Контролируя, достаточно ли взволнованным и подавленным выглядит ее телефонный звонок, сквозь всхлипы сказала:

- Николай, поговори с Сережей, он сел за руль совсем пьяный…

Не дождавшись моего естественного вопроса “куда”, тут же спросила, не могу ли я отвезти ее в аэропорт, - до начала регистрации билетов оставался час. Я пообещал и, разумеется, тут же связался по мобильному телефону с новым знакомым. Тот, судя по голосу, был изрядно “под мухой”. Вместо ответа на мой вопрос “что произошло?” я услышал: “Пусть делает что хочет..”

- А мне как быть? Я не хотел бы вмешиваться в Ваши с Натальей конфликты. Не лучше ли тебе самому проводить ее? – спросил я.

- Не лучше. Мы крупно поссорились. Я никогда никому не позволял держать меня на крючке. Если не хочешь ехать с ней, скажи, пусть вызовет такси.

- Но она же и двух слов по-испански не понимает!

- Разберется! Разговорник есть, - пренебрежительно изрек Сергей.

- В общем, я вижу, что лучше отвезти ее, тем более… пьяный за рулем – преступник.

- Как хочешь…, - с подчеркнутым равнодушием ответил Сергей.

- Не горю желанием, но ведь кто-то должен это сделать.

- Пусть Веру попросит, у нее есть машина.

- Ты познакомил их?! Одно дело покувыркаться с бабой, другое дело…, - начал я, но был прерван собеседником:

- А что в этом особенного… Не станет же Вера все рассказывать ей!

В аэропорту, когда мы, принужденно улыбаясь, попрощались с Наташей через таможенный барьер, я сказал, как принято говорить в таких случаях:

- Приезжай!

- Посмотрим…, - еле слышно ответила она, и, перекинув пузатую дорожную сумку через плечо, с гордо поднятой головой пошагала в зал посадки. На ней был облегающий бежевый брючный костюм.

Вернувшись в свой кабинет, я увидел у его дверей Сергея с пакетом из соседнего супермаркета Mercadona в руках.
Пока загружался мой компьютер, он молча извлек из пакета принесенную с собой бутылку водки “Абсолют” для себя, бутылку моего любимого бренди “Carlos III”, сервировал свободный угол стола одноразовыми тарелками и вилками, на которых вскоре оказались несколько сортов порезанных колбас, зеленый горошек, ломтики немецкого сала и полбуханки черного, как битум, немецкого хлеба. Мелодично забулькали, наливаясь в пластмассовые стаканчики, кристально-прозрачная водка и янтарный бренди.

- Прости, я составлю тебе компанию чисто символически, мне надо работать, - ответил я на молчаливое недвусмысленное предложение и подъехал на колесиках офисного кресла к импровизированной “поляне”.
- Это только разминка. Продолжение следует, я хочу сегодня забрать тебя в загул.Знаешь анекдот: “Хочешь выпить?” “Нет.” “А будешь?” “Буду!”, - мой гость был в том состоянии, которое называют “не то, что пьян, но весел бесконечно”.

Однако, затеянный им разговор не искрился весельем. Как бы оправдываясь за то, что мне пришлось бросать свои дела и ехать вместо него в аэропорт, он начал объясняться по поводу ссоры с подругой. Пока я проверял электронную почту, он "на минутку" прилег на мой диван и надолго заснул, храпел неимоверно. Загул не состоялся.

В это время в киевском аэропорту Борисполь Наталка-полтавка сошла с трапа с гордо поднятой головой и с улыбкой победительницы на лице, первым делом узнала расписание рейсов на Испанию. О завершенной поездке говорила встретившему ее брату - близнецу в самых радужных тонах, описывала море, пальмы, солнце, рестораны, испанские традиции. Поведала ему о замечательном новом знакомом, адвокате Хосе, о том какие это замечательные и воспитанные люди – испанцы. О том, как они любят украинских и русских женщин. И как Сергей любит только ее.

- Ты опять? - с укоризной сказал Володя, имея в виду ее слишком восторженные отзывы об испанском адвокате. Ответа он не дождался, - мысленно Наталка была не в Борисполе, а в Испании, под сенью прибрежных пальм.

С утра она начала “рубить концы” в Украине для окончательного переезда в Испанию, "пока" без сына, ни мало не заботясь о том, как она будет легализоваться. Самым приятным и простым делом было рассказать на зависть всем-всем, как ей было и будет хорошо в Испании с мужем. Самым неприятным было объяснение с хозяевами компании по поводу планируемой ее работы на сборочном участке и, разумеется по поводу квартиры.
В конечном итоге руководство компании уступило настояниям под-администраторши (“одно слово - баба!”) и ее отпустили. На работу на сборочном участке подыскали другую кандидатуру, а квартиру продали, вернув выплаченную Сергеем сумму на его личный счет в испанском банке. Понимала ли она, что тем самым променяла реальные экономические узы Идеальной пары на неверный шанс реставрировать любовь?

Часть первая: "Восхождение на Пик Испания"
Часть вторая: "Кто плохо лежит"
Часть третья: "Еж - птица гордая"
Часть четвертая: "Упала сама по себе"

До скорой встречи в мировой сети Интернет!
Н. Кузнецов


► Оглавление сборника "Наши в Испании"



  costagarant.ru costagarant.ru